Я знаю Талатая

Этот серьезный материал с шуточным названием я отснял уже достаточно давно, но всё никак не решался его написать. Я не знал с какой стороны к нему подойти. Пишущие люди не дадут соврать, что одни статьи даются на одном дыхании, другие вынашиваются в себе днями перед тем, как появятся на свет.

Мой собеседник значимая и обсуждаемая фигура в нашем городе и первое знакомство брестчан с новым начальником ГАИ УВД Брестского облисполкома было неоднозначным. Зато все водители почувствовали облегчение и стали свидетелями того, как профессионально разгружаются дороги и перекрестки города Бреста. Вряд ли кто поспорит с тем, что Сергей Валерьевич действительно профессионал своего дела. Просто большинство из нас не было готовы к таким стремительным переменам, поэтому некоторые меры были восприняты критично. Нам хотелось, чтобы с нами советовались или хотя бы предупреждали о том, какие перемены будут происходить на дорогах нашего города. Я до сих пор удивляюсь тому, как за последние лет 20, ладно 10, никто не додумался изменить организацию дорожного движения и работу светофоров на главных дорожных артериях города. Перекрестки Ленина-Мицкевича/Гоголя/Машерова, проспект Машерова и Московская задышали иначе.

Сегодня на мне лежит огромная ответственность — я действительно не хочу излишними одами подставить человека, с которым в одной машине в рейде говорили о многом. Некоторая, закрытая для публикаций, личная информация и мои случайные наблюдения заставили бы иначе посмотреть на человека, который близко к сердцу воспринимает любую смерть на дорогах Брестчины. Это сложно подделать, эти переживания были очень заметны.

Мне не хочется делать материал в лучших традициях в стиле агитации и пропаганды, тем более Сергей Валерьевич в конце нашего рейда дал добро и сказал: «Можешь не согласовывать. Как напишешь, так пусть и будет». Я ответил, что напишу его с заголовком: «Я знаю Талатая»

Мне хочется написать правду и описать свои личные мысли и ощущения до того, как я сел в автомобиль с проблесковыми маячками и вышел из него.

Я знаю Талатая

Вооружившись фотоаппаратами и диктофоном, проматывая в голове вопросы, я начал их озвучивать. Разговор не клеился. Я ждал громких заголовков, а мой собеседник говорил что-то скучное про осень под падающие капли дождя на лобовое стекло: «Осень — время выбирать: жить или умирать»

«Что будет с Западным обходом? Кобринским мостом? Читатели сайта постоянно напоминают о том, что пора убрать обещанные пешеходные переходы напротив здания УВД?», — оптимистично жонглировал вопросами я.

Нельзя сказать, что Сергей Валерьевич был уставшим, ибо сейчас начнется в комментариях, что садиться за руль в таком состоянии нельзя, но определенная грусть и печаль отражались в его голосе и мимике.

Я знаю Талатая

«Нам бы прожить осень, а Западный обход достроится, и Кобринский мост, если потребуется, тоже подвергнется реконструкции. Пешеходный переход один мы уже убрали, и если потребуется чуть позже уберем еще один ближе к торговому центру возле здания УВД. Меня беспокоит другое. За 20 дней октября мы потеряли на дорогах Брестчины больше пешеходов, чем за всё лето и эта цифра продолжает расти. 50% пешеходов от общей цифры за год погибают именно осенью в такую погоду, как сегодня. Мы не можем об этом молчать. Каждый водитель и пешеход должен знать эти страшные факты. Для всех нас это настоящий экзамен. Мы должны сделать всё для того, чтобы убрать агрессивность с дорог. В бытовом понимании мы разбираемся, что подразумевает под собой хулиганство в жизни — это оскорбления и насилие в отношении других людей: ударил, толкнул, обозвал. К сожалению, на дорогах происходит нечто подобное каждый день: подрезал, не показал сигнал поворота, резко тронулся, резко остановился, резко выехал со второстепенной. Эти действия никак не попадают под нарушение ПДД, но становятся нормой, набирают популярность и становятся причиной многих ДТП. Если летом это не так заметно, то осенью на мокром асфальте в дождь это приводит к страшным последствиям. Хулиганов с дорог нужно убирать, однозначно, и мы постепенно к этому придем. Сегодня на 10 погибших 9 из них пешеходы или велосипедисты, которые при жизни обвиняли ГАИ за штрафы из-за отсутствия фликеров. Может быть имеет смысл донести до читателей эти основные мысли? Может быть водители присмотрятся лучше к своему поведению на дороге и пешеходы серьезней отнесутся к своей безопасности и все вместе мы сможем спасти чью-то жизнь? Иначе я не совсем понимаю цель нашей встречи, точнее её формат. Мне надо ехать в рейд, надо работать и быть там, где сейчас опасные места, нет освещения, тротуарных дорожек и дети возвращаются со школ. Осенью никто из сотрудников ГАИ не уходит в отпуск, это уже традиция, все вместе мы пытаемся сдерживать статистику погибших и работаем с пешеходами и велосипедистами. А Вас, наверное, интересует больше город?», — отвечал мне начальник ГАИ Брестской области.

Я знаю Талатая

Уже в «Южном» мы начали испытывать трудности и замолчали оба, вглядываясь в дорогу. В обычном микрорайоне Бреста бурлила жизнь, дворники на стеклах справлялись с осадками, а напряжение нарастало.

Я знаю Талатая

Выехав на трассу Р-94 мы оба заговорили о том, что не понимаем, как в такое время суток в такую погоду водители могут давить в пол газа разрешенные 90 км/час, если реально только лишь при 60-70 км/час можно что-то контролировать.

Я знаю Талатая

Я часто катаюсь в этом направлении и всегда удивляюсь такой беспечности, когда водители на разных автомобилях мчат навстречу неизвестности. Неоднократно я видел тут диких кабанов, коз, лосей и косуль на дороге с блестящими в свете фар глазами. В такую погоду даже черная кошка может нарушить ваши планы на сегодняшний вечер.

Несмотря на то, что мы ехали на полноприводном, заряженном лошадиными силами, считай новом, автомобиле с отличными резинками в дворниках и хорошей резиной на колесах, Сергей Валерьевич согласился со мной, удерживая скорость между 60-70 км/час и добавил: «Реально ведь ничего не видно. Куда они несутся? Разрешенная — не всегда безопасная скорость. Водитель не должен лететь согласно знакам, а чувствовать дорогу, понимая, что сможет контролировать автомобиль».

Потом мы свернули с Р-94 в сторону деревень, которые, как объяснил мне мой собеседник, являются городской чертой. Это были Бернады, Гершоны и так далее. Проехав через которые мы выехали возле кафе «Трактир на Ковельской».

Я знаю Талатая

На примере этой местности мне Сергей Валерьевич объяснил наглядно … зачем фликеры, уличное освещение, тротуарные дорожки и как именно погибают пешеходы, которые в дождь не хотят идти по размытой и грязной обочине, а идут по асфальту без фликера в отсутствии фонарей.

Я тоже управляю автомобилем, но специально никогда не ездил, чтобы проанализировать все эти перечисленные факты, а сидя на пассажирском кресле начал понимать, как в деревне Х в данный момент погибает пешеход. Среднестатистически он погибает, краткой заметкой на сайте ГАИ с парой фотографий с места событий.

Уже почти заканчивая моё участие в рейде, мы заметили детвору на остановке общественного транспорта, которая возвращалась со школы в свои населенные пункты. Сергей Валерьевич предложил развернуться, чтобы узнать сколько ребят одели фликеры, а сколько проигнорировали это требование. Я сделал фотографию из машины, и решил из неё не выходить в проливной дождь.

Я знаю Талатая

Мне стало интересно куда пропал мой собеседник и что он там делает, я открыл дверь и увидел огромную лужу. В мокрых лаковых туфлях я все-таки присоединился к шумной компании и импровизированному экзамену по ПДД. Ребята весело отвечали на вопросы, доставали фликеры из рюкзаков, Сергей Валерьевич, в свойственной ему эмоциональной манере, что-то объяснял им и обещал со строгостью взрослого в голосе завтра на этом же месте проверить усвоенные знания.

Я знаю Талатая
Я знаю Талатая

«Не только школа и ГАИ должны преподавать такие уроки детям, в первую очередь сами родители должны привить своим детям эти уроки выживания на дорогах Брестчины. К сожалению, многие в суете своих бытовых дел забывают об этом. Эта забывчивость может закончиться трагедией», — с грустью в голосе прокомментировал встречу с детьми мой собеседник.

Еще раз мне и моему фотоаппарату пришлось намокнуть при встрече с бабушкой на велосипеде, которая больше переживала о своем фонаре, чем о собственной жизни. Абсолютно искренне говорю: я бы уже и не выходил из теплой машины …. кругом вода: на земле и с неба, а тут эта бабулька.

Я знаю Талатая

«Почему ни фликера, ни катафотов, ни фонарей красного сзади и белого спереди нет на велосипеде?», — стараясь не особо напугать, спросил начальник ГАИ Брестской области у 80-летней Валентины.

«Так фонарь в дождь испортится, а он 3 рубля стоит», — оправдываясь, быстро включила фонарь велосипедистка.

Я знаю Талатая

«3 рубля — это цена собственной жизни. Что тут еще добавить?», — повесил в воздухе автомобиля риторический вопрос Сергей Валерьевич.

Мы еще долго молчали, а потом я сказал: «Лично я поменял свои взгляды на поведение за рулем, когда в нашей семье в ДТП погиб близкий человек».

«Неужели каждый из нас должен потерять близких, чтобы изменить свое поведение на дороге? Не слишком ли высокая цена?», — с огромной грустью в голосе, задумчиво ответил мой собеседник.

Я знаю Талатая

Мой рейд закончился фотографией с места ДТП, где молодой человек в Бресте сбил женщину на пешеходном переходе.

Перед тем, как в мокрых туфлях пойти домой, я сказал своему собеседнику, что напишу материал с заголовком: «Я знаю Талатая». В ответ он наконец-то улыбнулся и продолжил свой рейд, спасая тех, кто ленится принять элементарные меры собственной безопасности или экономит на своей жизни.

Автор: Денис Марук


Фонд безопасности дорожного движения Брестской области © 2019 ·   Войти Наверх