«Можно сказать, что я вырос на заднем сидении милицейского «уазика»