Жажда наживы заставила позариться на святыни